Главная Фотографии Форумы О Египте Погода Курорты Рассказы Карта сайта Поиск

Каталог отелей
Информация и отзывы туристов
Цены туроператоров
Самая полная база туров
Рассказы о Египте
Впечатления и отзывы туристов
Фотографии Египта
Галереи от посетителей сайта
Форумы
Отзывы, советы и общение
Мир древнего Египта
Тайны, история, культура




Со мной и без меня

Опубликовано Ноябрь 2005

(Посвящается... Ну конечно тебе, дорогая! Спасибо, что ты у меня есть!)

Все курортные романы заканчиваются одинаково. Ну, или почти одинаково. В любом случае, сердце всегда остаётся разбитым. Правильнее сказать, оно разрывается на две части - первая остаётся там, где тепло, яркое до боли в глазах, ослепляющее солнце, где проблемы, здравый смысл, рамки приличия, мораль и догмы воспитания благопристойной девушки тонут, исчезают в водовороте волн солёного Красного моря и где есть тот, кому сгоряча готова отдать всё, посвятить всю жизнь и даже научиться ради него готовить. А другая половинка, верная своему хозяину, возвращается туда, где по утрам звонит будильник, идёт мокрый снег, где появляется чувства долга перед собой и ответственности перед таким родным и немного надоевшим трудовым коллективом. И вот ты уже сидишь на работе, а взгляд случайно касается трёх ракушек, привезённых в кармане, тайком от вездесущей таможни. Ты отведёшь взгляд, обхватишь голову руками, закроешь глаза и не дашь себе расплакаться. Ты - сильная. Это знают все. И те, кого нельзя подводить.



Африка, как выяснилось, не всегда синоним "жары", особенно в январе. И выяснилось это, к сожалению, уже после того, как все тёплые вещи мы оставили в номере и теперь вынуждены были сидеть окоченевшие от холода на яхте, экскурсия на которой обещала занять наши свободные полдня. Яхту изрядно покачивало.

Упаси вас Бог решиться на такое путешествие пьяным или не в меру сытым! Море, особенно Красное, любит людей с хорошим вестибулярным аппаратом, крепким желудком и ветроустойчивых. Вспомнив о непосредственной цели нашей прогулочной экскурсии, становилось не по себе - нырять хотелось меньше всего, не смотря на то, что температура воды была гораздо выше, чем воздуха. Взглянув на соседние яхты, покачивавшиеся в ряд с нашей, мы немного приободрились и позлорадствовали. Не одни такие! Оживление на них возрастало, все примеряли ласты и маски, прятали их под лавочки, дабы не перепутать с соседскими, делились впечатлениями и смеялись. Распределение по яхтам происходило по национальному признаку. Как выяснилось впоследствии, тех, кто не определился в расовой принадлежности, и тех, кого местные арабы не смогли идентифицировать по своей универсальной шкале "russian/italian/german", отправляли на отдельную яхту (куда однажды довелось попасть и мне).

Гидом, или инструктором, был Иван, болгарин, живущий много лет в Египте. На хорошем русском он объяснил, что маска должна крепиться на макушке (с ударением на первый слог), что в Красном море много ядовитых рыб (в этот момент он продемонстрировал иллюстрированный список каких-то монстров животного мира, будучи в полной уверенности, что мы их хорошенько запомнили как в лицо, так и по латыни), что кораллы нельзя срывать и что допустимая погрешность в количестве туристов - плюс-минус один. Обстановка становилась всё более оживленная. Крики на соседней яхте, где разместились немецкие туристы, заглушали громкую заунывную арабскую песню с яхты справа и не менее громкую пиратскую копию диска Верки Сердючки. Наконец, мы отплываем. Красота - неимоверная. Если есть на земле рай, то он должен выглядеть именно так. Розовый отель в восточном стиле теперь был виден весь, как на ладони. Пальмы и белый песок, море зелени. Господи, как же красиво! Я хочу запомнить это навсегда, не доверю даже фотоаппарату.



После краткого инструктажа стая белоснежных яхт понеслась к рифам. Впереди нас ждали три погружения и один обед. Мы сидели на верхней палубе и рифы видны были издалека, они выделялись на голубой поверхности воды большими тёмными пятнами. Человек, управлявший нашей яхтой - пожилой чернокожий афроараб, типичный моряк - со знанием дела обходил стороной эти места. С нижней палубы к нему время от времени поднимался другой - статный, высокий, молодой красавец. Смуглый и грациозный, как пантера, он двигался легко и держался уверенно. Пантера была в своей стихии. "Как рыба в воде", - скажет он потом. Этот парень, оказавшийся по совместительству хозяином всех вышеупомянутых яхт, был настолько красив и ярок, что отвлек меня и от кораллов, и от мечтаний о предстоящем обеде. Но, будучи на отдыхе всего пару дней, моя самооценка не пришла ещё в норму. Объективно взвесив все свои шансы стать возлюбленной подругой Мужчины-пантеры, я переключилась на предстоящее погружение. Унывать просто небыло времени.

До коралловых зарослей приходилось добираться своим ходом, вплавь. Морская вода разъедала глаза. Имея мало опыта обращения с маской и ластами в экстремальных условиях, т.е. в воде с толпой обалдевших русских туристов, я потеряла минут 10 в жесточайшей борьбе с каким-то пареньком за правую ласту. Выйдя, вернее, выплывя победительницей, я направилась к кораллам.

Такого не бывает. Вот сейчас проснусь… вот сейчас. Огромная синяя рыба с жёлтыми плавниками подплыла совсем близко, посмотрела на меня и по-хозяйски поплыла дальше. Другие рыбы, как бабочки, яркими стаями всех размеров и форм, не могли бы возникнуть даже в самом больном воображении. А кораллы! По возвращении домой я узнала, что профессиональным дайверам советуют нырять в Красном море в последнюю очередь - оставить "на десерт" этот апогей красоты - совершенной и нереальной. Полчаса, отведённые на первое погружение, пролетели мгновенно.

Второй риф находился недалеко от берега, вернее, от острова, глубина была небольшая, и яхту пришлось "припарковать" метрах в пятидесяти. Не успев согреться, ныряю опять. Так хочется унести отсюда что-нибудь на память, но нельзя. Только смотреть. Грациозный капитан наблюдает за нами, как фараон, и пресекает малейшую попытку опереться ластой о кораллы или спрятать в поясе плавок хоть кусочек этих каменных растений. Подводный фотоаппарат, хоть и местного производства и соответственного качества, был весьма кстати. Первый восторг прошёл, разглядываю всё внимательно, для фотографии ракурс можно не выбирать - всё вокруг сказочное и безумно красивое, очень яркое и живое. Выныриваю, приподнимаю маску. До берега метров десять. Вокруг никого нет. Тишина, плеск воды, где-то далеко, со стоянки яхт доносится душераздирающая арабская песня. Пора возвращаться. Течение оказалось сильным, меня унесло довольно далеко, и, вспомнив предупреждение про допустимую погрешность в количестве пассажиров, я прибавила скорости.



Ветер был прохладным, и вылезать из воды не хотелось. Уцепившись за бортик яхты, туристы раскачивались на волнах, снимали амуницию и интересовались, нельзя ли поменять схему "три погружения + один обед" на "два погружения + два обеда". Капитан улыбался, отрицательно качал головой и обещал, что третьи рифы специально припас нам на десерт - такую, якобы, красоту не все местные видели. Я наблюдала за ним из воды. Таких мужчин называют хозяевами жизни. Эти манеры, уверенность в себе, неторопливая грациозность движений и речи, его улыбка и красивое тело мужчины, для которого море - это жизнь…Я не могла оторвать глаз, вернее, перестать его гипнотизировать. Сработало! Для того, чтобы знакомство состоялось, нужно иметь хоть что-то общее, общую тему для разговора, например, но нам, вернее, мне, достаточно было и взгляда. Терять было нечего (чтобы потерять, нужно сначала иметь - пронеслось в голове. А всё, что я имела в эту секунду, был шанс, который непозволительно было упускать). "Капитан", - промурлыкала я голосом, срывающимся на фальцет от холода и проглоченной солёной воды - "а не хотите ли поплавать со мной?" В этот момент должно было последовать выразительно-трогательное хлопанье ресницами, исключающее отказ, но ничего не вышло - тушь предательски склеилась.

Пантера улыбнулась, присела на корточки возле моей барахтающейся головы и смущенно сказала "Я не умею плавать…" Такой ответ предусмотрен не был. Но я не отступала: "А если со спасательным жилетом? Я поддержу. К тому же, морская вода хорошо держит, утонуть невозможно". От волнения я даже умудрилась вспомнить глагол "утонуть", ранее не поддававшийся запоминанию. - "Лучше не надо, я боюсь…"

Ну… ладно, что тут сказать. "Тогда не стойте на краю палубы, чтобы вас случайно не столкнули" - посоветовала я и отплыла подальше, чтобы размять затёрпшие плечи. Капитан исчез из вида на несколько секунд… Нет, вот он - легко взбегает по трапу на верхнюю палубу, на ходу снимает майку… Обхватывает руками поручни, поддерживающие крышу над палубой, подтягивается, ещё секунда - и он на самом верху. Стоит на краю, ищет меня глазами… Не может быть… Сказки про принцев пишутся для других, здесь какая-то ошибка... Все, кто был в воде, смотрят на черную пантеру, готовящуюся к прыжку. Завораживающая картина. "Это - для тебя!"- кричит он. Не успеваю понять и поверить, а он уже летит в воду. Сердце колотится, плыву к нему. Восторг и эмоции - спасибо, мне так приятно… Не хватает слов. Чертовски приятно, на глазах у всех… "Ну что, поплаваем вместе?" - "А не утонешь?" - опасаюсь я и беру его огромную сильную руку в свою.

Это погружение - один из тех ярких моментов жизни, которые не забываешь никогда. Просто не можешь забыть. Из таких моментов и состоит жизнь. Они не тускнеют в памяти с годами, как не тускнеет и блеск наших глаз, когда мы рассказываем о них своим детям.

Левой рукой он держит меня за руку. Плывём синхронно, стараясь не нарушать безмолвную идиллию моря. Мы - в гостях у подводных обитателей, и мой капитан пальцем указывает на самых интересных и причудливых из них, обращая моё внимание на разноцветие кораллов, рыб и небольшие, но очень милые ракушки. Вода прозрачная и кажется, что дно совсем близко. Но глубина - метров пять, нырять здесь сложно, вода слишком солёная. Он ныряет, и я любуюсь его гибким телом. Поднимаем головы на поверхность, снимаем маски и делимся впечатлениями. Мой спутник кладёт мне на ладонь три белых ракушки. Нельзя - говорю, инструктор будет ругаться. Ничего, я отдам тебе их на берегу - улыбается он.

Возвращаемся на яхту, я специально отстаю, тяну время - понимаю, что больше такого не будет. Ловлю каждую секунду, запоминаю. Он поднимается на борт первый, я притягиваю его за плечи назад и шепчу на ухо - "Ты лучший в мире капитан". На этот раз ангельский голос, не предусматривавший отказ, не подвёл меня. И началось…



Согласно религии какого-то индейского народа, будить спящего человека нельзя. Он может умереть, так как его душа временно покидает тело и не успеет вернуться. Золотые слова! Меня поймут те, кто живёт, считая дни, от отпуска до отпуска, будучи совой по натуре и романтиками по жизни.

Звонок телефона сквозь сон - что может быть противнее. Вспомнилось мудрое индейское поверье…7:30 утра. Если кто-то из ресепшена - убью. Беру трубку. Знакомый голос… "Я каждый день с туристами выхожу в море. Вечером - в офисе. А ты поедешь со мной сегодня? Через полчаса." Моментально оценив ситуацию и увидев в зеркале напротив лицо, хозяйка которого провела полночи на дискотеке, я, естественно, отказалась, сославшись на усталость, головную боль и прочие женские слабости. "Жаль. Тогда завтра?" - "Не могу, завтра едем в Каир. На два дня. А потом - ещё день в Хургаде и - домой. Так что вряд ли…"

В Каир я ехала со спокойной душой и готовым решением. Это - не конец. Судьба подарила мне сказку, и не в моих интересах ускорять финал. В конце концов, лучше сделать и пожалеть, чем упустить шанс, а потом всю жизнь корить себя и кусать локти. А так хоть буду точно знать, о чём жалеть.

Поездка в Каир включала в себя все мыслимые и немыслимые развлечения. Сумасшедший отдых, море впечатлений от прогулки по ночному Нилу, от Сфинкса и пирамид… Несмотря на усталость и бессонную ночь в автобусе, настроение просто зашкаливает, не верится, что это с нами. Галопом по Европам, и двух дней как не бывало…

Последнее утро в Хургаде. Решающий день, и мне не до сна. Я знаю, где и с кем его проведу. Знаю наверняка, потому что это - моя судьба, мой путь, как говорит Коэльо. Наконец-то светает. Отодвигаю шторы - на улице дождь. Знак? Грусти или предостережения? Склоняюсь к первому. Собираюсь, крашусь, пусть хоть раз увидит меня красивой. Купальник оставляю дома - он мне точно ни к чему сегодня. Нырять я не настроена. Около отеля Иван собирает туристов-камикадзе, решившихся посвятить этот "чудный" дождливый день исследованию морских глубин, подбадривает их и утрамбовывает в микроавтобус, не давая ни малейшего шанса ретироваться в тёплый номер отеля. Узнаёт меня, здоровается за руку. "Тянет," - коротко объясняю я. "Сегодня погода для профессионалов," - парирует Иван, поглядывая на раскисших полусонных туристов.

Вниз по улице, налево - и мы почти на месте. Через двор прилегающего отеля проходим к причалу. Я, как "опытный" дайвер, по просьбе Ивана веду туристов, пока тот едет за следующей партией жертв, объясняю им на ходу простые правила получения снаряжения и поведения на борту. Говорю, а глазами ищу своего принца. Он должен быть здесь, я и мысли не допускаю, что он не придёт. Вздох облегчения… Всё, можно расслабиться. Узнаю его со спины - высокий, статный, в сером спортивном свитере, медленно ходит по берегу, наблюдая за оголтелыми туристами. Какой-то он грустный… Мне это немного льстит. "Капитан, помощник нужен?" - он оборачивается и … Да, эта именно та реакция, которую я ожидала. "Это ты! Я так рад, что ты пришла! Господи, не может быть!" - "А разве может быть иначе?" - подумала я.

Дождь перестал, и даже выглянуло солнце. Через 10 минут отплываем. Мы оба всё понимали без слов, без лишних ненужных объяснений. Это не имело бы никакого смысла, да и времени на церемонии конфетно-букетной стадии катастрофически не хватало. Нет, я совсем не была бы против, но шанс, подаренный нам, имел определённый срок действия - до 18:00, согласно расписанию "Аэросвит". Я тоже, как и большинство девушек, не привыкла сразу заявлять о своих чувствах мужчине, в ответ на его признания, сделанные на пятнадцатой минуте первого свидания. Но в тот момент в той стране мы играли по другим правилам. Нам столько нужно было друг другу рассказать! Торопясь, перебивали друг друга, смеялись, признавались, делились первым впечатлением друг о друге. "Я сразу понял, что не смогу тебя отпустить. Места себе не находил, весь вечер в день нашего знакомства провёл под твоей гостиницей. А позвонить не решился…В шторм в море выйти - пожалуйста, а позвонить - боялся… Я не знаю, что это. Любовь? Не знаю, как это назвать, но я безумно счастлив! Я просто с ума схожу..."



За несколько часов мы узнали друг друга настолько, что стали почти родными. Как одно целое, не могли разомкнуть рук. Он смеялся, он был так счастлив. Я и сейчас, спустя два года, убеждена, что это не было игрой. С моей стороны уж точно. А он… Есть эмоции, блеск глаз, интонация, которую нельзя сыграть. Есть моменты в жизни, когда невозможно сфальшивить…

Мы стоим на корме. Он крепко прижимает меня к себе, и за его плечом я вижу полоску суши. Над берегом взлетает самолёт. Небо в Хургаде всегда оживлено, круговорот туристов в Египте - закон выживания страны. Улыбка с моего лица моментально сходит, вспоминаю о времени, на часах - полпервого. Ещё три часа в море, потом полчаса на сборы и - в аэропорт на регистрацию. Хорошо, что завтра выходной… Мне явно потребуется адаптация. Он перехватывает мой взгляд, но не произносит ни слова. Я утыкаюсь в его плечо. Еще три часа… а что потом? Всё? Постой, это что же - мы так больше и не увидимся?!! Подождите, так нельзя! Паника в душе, слёзы на глазах... Поменять билет? Не могу, послезавтра на работу… Да и что даст один день? Ещё больше боли при расставании?

Он отстраняет меня, смотрит серьёзно. "Пойдём отсюда." Вместо ответа я сжимаю его руку. Кричит что-то рулевому, яхта резко меняет курс и стрелой летит в направлении берега, рассекая волны и вызывая взволнованный интерес среди туристов. Они только что пообедали, и резкие движения яхты вверх-вниз были встречены негодованием. Туристы, зеленея от качки прямо на глазах, вежливо поинтересовались: "Мы тонем? Пожар?! Что случилось?!! Кому-то плохо?!! Караул!!!" Мы смеемся, а рулевой на ломаном английском объясняет, что некоторым пассажирам нужно сойти досрочно. Едва успев надеть кроссовки, спрыгиваем на причал. Маленькие крабы, встревоженные нашим появлением, стремглав бросаются в воду.

Дом, где жил капитан, находился на большом продолговатом холме, на который можно было либо подняться прямо с берега, либо заехать со стороны города. Десяток маленьких одноэтажных домиков, или, как говорил он, шале, выстроился ровным рядком на возвышении, а возле двух из них располагались внушительных размеров бассейны с чистейшей, лазурно-голубой водой. Тишина, даже шума моря отсюда не слышно, хотя оно совсем рядом. Выходишь из домика - и вот оно, как на ладони. Даже остров виден. На пороге домика он обнимает меня сзади и шепчет: "Когда мне грустно, я плыву туда один на яхте. В любое время, в любую погоду. Просто хочется иногда побыть одному." Да, настоящий рай… И всё же, что-то в этой сладкой сказке было не так, какой-то подвох. Это было на подсознании, и я только сейчас понимаю - дело было в её главных героях, населяющих эту сказочную страну. У них нет сердца. Щедро наградив их таким прекрасным местом обитания, Господь совсем позабыл научить их самому главному - любить, и то наивысшее счастье, которое может дать человеку только лишь любовь, было для них - увы - сокрыто.



Прохладный душ немного освежил и привёл мои мысли в порядок. Завернувшись в полотенце, возвращаюсь в комнату. Теперь можно и осмотреться. Ну что ж, довольно уютно. Даже как-то педантично уютно - аккуратненько, ровненько и чистенько. Комната маленькая, оформлена в какой-то религиозно-морской тематике - на стенах гравюры с текстами из Корана, на всех полочках - раковины и морские звёзды. Посреди комнаты - огромная кровать, рядом тумбочка с музыкальным центром и стопка дисков. Возле зашторенного окна - два кресла. Вот и весь нехитрый интерьер. Из кухни заходит мой любимый с банкой консервированных фруктов. Боже, как он красив! Смотрю на него и улыбаюсь. Жаль, я не могу остановить время…

На стене возле кровати висит табличка, тоже гравировка, с торжественной надписью на английском: "В 1895 году на этом месте ничего не произошло." После пятиминутного раздумья спрашиваю, в чём смысл. "Это шутка" - говорит он. Ах, ну да, ну да. Шутка. Что-то чувство юмора у меня хромает. Похоже, оно вообще ногу сломало.

Собираемся. Да, милый, я знаю… Нет-нет, я не грустная, просто уезжать не хочу. Как-то не вовремя уезжаю, только нашла тебя и… Да, ну конечно увидимся ещё. Отпуск? Будет, совсем скоро, отпуск в мае! Приеду, любимый. Нет, не плачу, честно… Просто уезжать не хочу… Растягиваю улыбку, при виде которой Станиславский бы воскликнул "Не верю!". Ну, что поделаешь, надо ехать.

Он везёт меня в отель за вещами. Автобус, собирающий по гостиницам загорелых, отдохнувших туристов в аэропорт, меня не дождался. Судя по времени, регистрация была в самом разгаре. Это стало последней каплей в череде моих горестей. Сидя в машине около отеля, я истерически рыдала у него на плече. А он молча обнимал меня, даже не пытаясь успокаивать. "Солнышко, сходи за сумкой, я отвезу тебя."

Через десять минут мы уже мчались по загородной дороге в аэропорт. По обе стороны - маложивописная пустыня, а вот небо было бесподобным. Огромное оранжевое солнце почти касалось земли, закат в пустыне делал песок розоватым и красиво подсвечивал облака.

Остальные события - как во сне. Аэропорт, зона таможенного контроля, последние объятия. Дальше ему нельзя. Я уже не плачу. Это ни к чему, мы ведь скоро увидимся. Мы так решили, значит так и будет. Это временная разлука, проверка чувств. Я готова была убеждать себя в чём угодно и охотно в это верила. Сердце разлеталось на части. Сидя в самолёте, я задремала и проснулась только от громких аплодисментов - мы сели в Борисполе. "За бортом - минус 15", - бодро сообщила стюардесса. Её радости я совсем не разделяла. Выйдя на заснеженную улицу, я вспомнила, что не успела переодеться - только накинула куртку на футболку. Я шла по снегу, а с кроссовок сыпался песок с пляжа Хургады. Руки сводило от холода, сунув их в карман, я нащупала три маленьких ракушки, подарок моего капитана - в тот день, когда мы познакомились. Слишком резкий контраст, слишком быстро… Нужно привыкнуть и жить дальше.

А дальше были звонки. Были смс-ки, количество которых сводило с ума мой мобильный. Были признания в любви, пожелания сладких снов и доброго утра, были даже свидания - т.е. мои приезды, было всё, что могло поддерживать и без того горящие угольки в моём сердце. Небыло главного с его стороны - высказанного желания быть вместе всегда, а не раз в два-три месяца, небыло желания что-то делать для того, чтобы это осуществилось. "Я скучаю" - нежно ворковал он в трубку. "Я тоже, родной", - отвечаю и выдерживаю паузу, ожидая естественного, как мне казалось, продолжения, типа: "…поэтому приезжай и оставайся". Ну-у-у-у? Да, в принципе, и всё. По прошествии долгого времени, когда розовые очки начали потихоньку съезжать с моей переносицы, я наконец-то получила приглашение приехать. "На сколько?" - спрашиваю, ожидая услышать: "Навсегда. Ты нужна мне". Тогда соберусь, брошу всё и поеду. Но оказалось, приглашение распространялось только на неделю (видать, до следующего чартера), чтобы вместе поехать в Каир.. Мои прямые вопросы, логичные выводы и резонные замечания огорчали моего принца. Он включал ручной тормоз и продолжал бубнить что-то сладкое и нежное, как я теперь понимаю - заранее заученное и высокопарное, пригодное разве что для первого свидания. С каждым днём мы отдалялись друг от друга, звонки стали всё реже, а потом и вовсе прекратились. И моё разочарование постепенно победило чувство.



Вот так и закончилась эта маленькая история, занявшая огромное место в моём сердце и послужившая неоценимым, но очень дорого доставшимся уроком. Прошло время, и, оглядываясь назад, я с улыбкой и без сожаления вспоминаю те последние сумасшедшие дни своего пребывания в Египте, стране, куда я с детства так мечтала попасть. А в итоге - перепутала туризм с эмиграцией, а истинную любовь с любовью "от чартера до чартера". Я уезжала с разбитым сердцем, два года жила в ожидании, что он позовёт, что буду нужна ему и брошу всё - родных, друзей, работу, верная своему чувству, не веря в сказки, но зная одно: если хотеть чего-либо всей душой, можно найти тысячу способов и горы свернуть. Оказалось, не всегда так. В любви есть один маленький нюанс - она должна быть взаимной, только так твои желания и стремления становятся всесильными. Только тогда чувствам нет преград, границ и условностей. Только бы быть вместе.

Я изменилась после этой истории. А он… Не поменяется, наверное, никогда, и ничто не затронет его сердца. Он будет жить дальше, в круговерти чартерных рейсов, горящих девичьих глаз, восхищённых женских взглядов. Жить по правилам курортного города мусульманской страны. Я для него - одна из миллиона, такая же, как все. Со мной или без меня - это роли не играет.

 

<Оля>

Обсуждение этого рассказа
Каталог отелей Египта
Обсуждение отелей и отдыха в Египте

 
Copyright © 2001 EgyptClub.ru    





  Фотографии с отдыха

Dimitry ( Maxim plaza, Intercontinental )
Dimitry ( Maxim plaza, Intercontinental )

Софитель. Шоу Вокруг Света
Софитель. Шоу Вокруг Света

Другие фотографии ...
 




Главная Фотографии Форумы О Египте Погода Курорты Рассказы Карта сайта Поиск

Copyright © 2001 EgyptClub.ru
Поддержка сайта – yart.biz

Карта сайта | Контактная информация
Rambler's Top1op100 Rambler's Top100