Главная Фотографии Форумы О Египте Погода Курорты Рассказы Карта сайта Поиск

Каталог отелей
Информация и отзывы туристов
Цены туроператоров
Самая полная база туров
Рассказы о Египте
Впечатления и отзывы туристов
Фотографии Египта
Галереи от посетителей сайта
Форумы
Отзывы, советы и общение
Мир древнего Египта
Тайны, история, культура




Любовь, неподвластная голосу разума

Опубликовано Май 2006

Предисловие.

О судьба! О всемогущий случай! Как счастлива я сейчас, что они сыграли со мной эту добрую шутку. Побывав в Египте, я осознала, что эта страна не только прикоснулась к моему сердцу, но и в корне поменяла моё мировоззрение.

Да отсохнет язык у того лгуна, который сказал, что за неделю невозможно проникнуться культурой чужой страны и распознать её свирепые нравы. Семидневное пребывание в Африке открыло мне глаза не только на истинную жизнь мусульман, но, более того, заставило всерьёз призадуматься над своей.

Моя история.

В Египет, город Шарм-ель-Шейх, мы приехали тридцатого апреля 2006г. Нас было четверо: моя мама, мамина подруга, её 19-летняя дочь Саша и я, тоже Саша. В первый же день я сгорела дотла, поэтому всячески старалась укрыться от солнца в отеле. Первого мая после ужина мы с Сашей отправились на базар под названием «Альф Лейла Ва Лейла», что в переводе означает «Тысяча и одна ночь». Арабы-продавцы, повылазив из своих лавок, громко перекликаясь друг с другом, зазывали русских и итальянских туристов на соответствующих языках пройти в их лавку и что-нибудь купить. Выглядело это с первого взгляда достаточно забавно: араб, кричащий во всё горло «зайка моя» и улыбающийся во все свои тридцать три зуба – это поистине одно из немногих чудес света.

Практически все арабы с базара с упорством и настойчивостью стараются затащить вас в сою лавку, напоить крепким сладким чаем, написать ваше имя на арабском языке на папирусе и, конечно же, презентовать что-нибудь миниатюрное, весёлое и дешёвое в надежде на то, что вы в последствии приобретёте в его лавке что-то дорогое.

Так мы, две Саши, гуляя по базару, насобирали несколько папирусных бумажек с нашими именами, и утомлённые излишним вниманием и комплиментами в арабском стиле, завернули домой, но нас опять-таки остановил вежливым жестом молодой симпатичный араб и спросил, как нас зовут. Ответив тем вечером на этот самый вопрос огромное количество раз, я почему-то сказала, что меня зовут Фёкла, и мы с Сашей громко рассмеялись от чистого сердца. Араб нас немного не понял, потому что имя «Фёкла» ему ни о чём не говорило, и он удивился, почему мы смеёмся, но, тем не менее, плавно перешёл в атаку и начал приглашать нас в свою лавку под предлогом того, что он собирается сделать нам подарок. Мы же, хрупкие улыбчивые девушки, сломившись под уговорами молодого восточного мужчины, зашли-таки внутрь магазина и обнаружили там ещё одного араба.

Араба, который нас зазвал в лавку, и который в последствии проникнул глубоко в мою душу и разбил «май плэстик харт», звали Мустафа. А второй, как оказалось, вовсе не мусульманин, а даже христианин-католик, носил имя (или псевдоним) Марко. Так завязалось наше знакомство. Мустафа сплёл нам в тот вечер симпатичные браслетики из стекла в форме цветов. И мы с Сашей, довольные, после часа общения на английском языке с нашими новыми друзьями-арабами, отправились домой в сопровождении Мустафы. Проводив нас до отеля, мальчик взял с меня обещание, что завтра мы снова к ним придём в первой половине дня.

В тот вечер я узнала, что арабы определяют возраст человека по состоянию зубов, чем была крайне удивлена. Мне дали якобы по этому признаку двадцать лет (недалеко от истины, мне 23) А мой драгоценный араб признался, что ему девятнадцать. Четырёхлетняя разница в возрасте… ну она пугает только подростков.

На следующий день мы пришли достаточно поздно, в десятом часу вечера, когда арабский бизнес был в самом разгаре. Завидев нас на расстоянии нескольких лавок в базарной суете туристов, Мустафа направился к нам с радостной улыбкой на лице и рассказал, что уже отчаялся нас ждать и начал думать, что мы не придём, и что своим появлением мы его приятно удивили. Ещё один вечер мы провели в магазине Мустафы и Марко, беседуя с ними на английском и, как выразился Марко, помогая каким-то магическим образом их бизнесу. Тогда я ещё совсем не задумывалась над тем, что моё сердце может внезапно открыться для этого славного мальчика-араба, весёлого и интригующего, манящего экзотикой своей культуры и в то же время такого неприступного и чистого душой.

Наступил третий день со дня нашего знакомства, и с самого утра я не могла отвести свои мысли от лавки на базаре «Альф Лейла Ва Лейла». Пообедав, я взяла в номере фотоаппарат, зашла за Сашей, и мы вместе отправились на базар пить чай и общаться с нашими арабами. Так как туристов в первой половине дня практически нет – все на пляже в море рассматривают коралловые рифы и цветных рыбок – мы с Мустафой пошли играть в бильярд и гулять по базару. И отовсюду знакомые арабы кричали Мустафе: «Hay, lucky!», что повергло меня в глубочайшее изумление.

Оказалось, что мусульманин не должен ходить с девушкой, держась за руки или обнявшись за плечи, если не женат на ней, так как это противоречит их устоям. Мусульманин, если он правоверный и богобоязненный, должен оставаться девственником до свадьбы, иначе будет жестоко опозорен. Насколько чтят и уважают традиции и религию Ислам, мне понять не удалось. К тому же в Интернете можно найти множество душещипательных историй о том, как арабы, «гнусные и алчные негодяи» влюбляют в себя наивных русских женщин, обирают их до нитки и разбивают им их хрупкие сердца. Остаётся верить лишь в то, что мир всё-таки не без добрых людей. А мы, русские женщины, увенчанные печатью распутства, имеющие горький опыт здесь, в России, так хотим проникнуться доверием к этому чуду – восточному мужчине, сама мысль о котором заставляет наши сердца трепетать. Но доверие, как выразился в своё время Леонид Соловьёв, – это наука, недоступная для низменных душ, закон которых – корыстолюбие.

На четвёртый день мы с мамой и её подругой отправились на экскурсию в Каир и на пирамиды. Экскурсия эта длилась целые сутки, и я скучала по своему арабу, понимая, что нам осталось всего два дня на счастье. Вернувшись из Каира, совсем не выспавшись, я повалялась немного для вида на пляже, покупалась в красном море и сломя голову помчалась одна на базар, предвкушая нашу с ним встречу. На моём лице выразилось глубочайшее удивление, когда я увидела, что лавка ещё закрыта, и я, огорчённая таким исходом, поплелась дальше по базару. Араб из соседней лавки пригласил меня в свой магазин, я не отказалась от чая и рассказала, что жду своего любимого, который должен совсем скоро прийти. Так и случилось. Прождав час, мы встретились и долго стояли, обнявшись в его магазине. Потом я видела, как Мустафа молится, и решила, что он всё-таки верующий мусульманин, и в этом случае просто не может меня обманывать, так как предательство близкого человека – это «харам», что в переводе с арабского означает «грех».

В тот день мы пошли на открытый пляж, и я видела неописуемые красоты Египта. В тот же день я узнала, что если мусульманин до свадьбы останется девственником, и в последствии будет вести праведный образ жизни, не изменяя своей жене, или жёнам, то в раю у него будет девяносто девять прекрасных гурий, которые будут его ублажать в любое желаемое время. С моим появлением праведный образ жизни Мустафы отнюдь не нарушился, так как мы не позволили себе ничего, кроме невинных объятий и неземных арабско-русских поцелуев.

Наступил наш последний вечер. Наши мамы собрались на базар с нами, и я познакомила свою маму с Мустафой. В лавке, неподалёку от нашего магазина, мама купила мне пояс, и когда подошла к нам, сказала мне, что весь базар уже в курсе моих истинных чувств к арабскому мальчику.

До последнего момента я внушала себе, что эту платоническую связь с прекрасным арабом нужно воспринимать более чем несерьезно, шутливо. Но мой разум всегда был отзывчив для чувства. И чувство моё победило разум. Я оставалась в его магазине до самого закрытия, то есть до четырёх часов утра. Мустафа подарил мне три картины с пейзажами волшебных арабских ночей, сплёл для меня ожерелье из стекла в форме цветов и долго не хотел выпускать меня из своих объятий. Но время не остановилось для нас, и, проводив меня до отеля, он сказал, что надо расстаться так, словно завтра мы снова увидимся. Так мы и поступили.

Конечно, на следующий день в аэропорту побаливало сердце. Но я уезжала из Египта с полной уверенностью того, что снова туда вернусь в очень скором будущем. Прошло всего три недели со дня нашего с ним расставания. Мы регулярно перезваниваемся, пишем друг другу сообщения. А я уже решила, что поеду в Египет работать аниматором в отеле, так как на путёвку сама не заработаю, а мама соответственно просто так меня отпускать не захочет.

Если провести анализ всех душераздирающих историй любви с арабами, можно сделать вывод о том, что я совершаю безумную ошибку, о которой впоследствии буду непременно долго жалеть. Но дорогу осилит идущий. Я иду навстречу своей судьбе, я возлагаю надежды на всемогущий случай и твёрдо верю в своё счастье. Чего и вам желаю!

 Май 2006

<Саша>

Обсуждение этого рассказа
Каталог отелей Египта
Обсуждение отелей и отдыха в Египте

 
Copyright © 2001 EgyptClub.ru    





  Фотографии с отдыха

Немного рыбок
Немного рыбок

самое дорогое бунгало в Хургаде)))
самое дорогое бунгало в Хургаде)))

Другие фотографии ...
 




Главная Фотографии Форумы О Египте Погода Курорты Рассказы Карта сайта Поиск

Copyright © 2001 EgyptClub.ru
Поддержка сайта – yart.biz

Карта сайта | Контактная информация
Rambler's Top1op100 Rambler's Top100