Главная Фотографии Форумы О Египте Погода Курорты Рассказы Карта сайта Поиск

Каталог отелей
Информация и отзывы туристов
Цены туроператоров
Самая полная база туров
Рассказы о Египте
Впечатления и отзывы туристов
Фотографии Египта
Галереи от посетителей сайта
Форумы
Отзывы, советы и общение
Мир древнего Египта
Тайны, история, культура




Проклятие пирамид

Опубликовано Март 2006

«Египетские храмы наводят на меня ужасную скуку» Гюстав Флобер. «Путевой дневник из Египта».

ПРОКЛЯТИЕ ПИРАМИД

- Ну вот, - слава богу, - свершилось! – подумал я. Наконец-то я увижу страну, о которой мечтал с детства. А самое главное, - побываю на пирамидах.

Все оказалось на удивление просто. Заехал в агентство на Якиманке. Выкупил тур. Три дня в Каире. Неделя на Красном море.

Мне и не верилось. Я сидел в уютном салоне Боинга 747 авиакомпании Egypt Air. Между рядами сновали услужливые смуглые стюардессы. Я летел в Египет.

Приглушенный рокот двигателей убаюкивал, и я погрузился в сон.

Мне снилась картинка с изображением пирамид из учебника Древней Истории. Тысячи рабов, изнемогавших от нечеловеческих усилий, тянули наверх гигантские блоки.

Среди этих измученных рабов почему-то оказался и я. Как я умудрился попасть в их ряды?

Пытаясь освободиться от веревок, опутавших мое тело, я увидел бритоголового жреца. Тот стоял неподалеку со скрещенными на груди руками.

Я громко закричал в надежде привлечь его внимание и поведать о чудовищном недоразумении.

Но жрец испепелил меня яростным взглядом и сделал знак надсмотрщику.

Над моей головой безжалостно занесен бич и . . .

- Через несколько минут самолет совершит посадку в Каире, - объявил мелодичный женский голос.

Я открыл глаза. В конце салона мигало световое табло. Самолет снижался. В иллюминаторе играл и переливался разноцветными огнями огромный город.

Ну наконец-то приземлились. В Каире уже поздний вечер, - в Шереметьево самолет задержали на шесть часов.

В зале аэропорта царила невообразимая суета. От непривычных и резких запахов кружилась голова.

Мимо меня проплыла пышнотелая африканка со своим многочисленным семейством. Угрюмо-сосредоточенные сикхи брели, согнувшись под тяжестью баулов. Грациозная эфиопка, закутанная в белые одежды, обожгла меня взглядом.

- Да, - неплохо бы, . . . - подумал я, - но эфиопка уже растворилась в толпе.

На выходе из аэропорта нашу группу встречали симпатичные девушки-гиды в фирменных футболках с изображением сфинкса. Одна из них, высокая и стройная, c миловидным лицом, голубыми глазами и светлыми, слегка вьющимися волосами переписала наши фамилии и пригласила в стоявший рядом автобус.

Через несколько минут автобус тронулся. Девушка взяла микрофон и произнесла довольно стандартное приветствие: фирма Озирис-Тур приветствует Вас в стране вечного солнца и пирамид. Вас ждут незабываемые впечатления, которые Вы сохраните на всю оставшуюся жизнь.

Потом она рассказывала о влиянии египетской цивилизации на судьбы человечества, о заклятии Долины фараонов в Луксоре, неземной красоте Клеопатры, - но я и не прислушивался …

Погруженный в свои мысли, я задремал под ее монотонный голос.

И вот перед моими глазами снова замаячил злобный жрец в окружении мрачных надсмотрщиков. Отрывистым голосом он отдавал краткие распоряжения, видимо, касавшиеся моей участи.

- Слева Вы видите виллу, построенную в псевдо-кхмерском стиле. Она принадлежала одному бельгийскому барону, - архитектору каирского района Гелиополис, - приглушенный голос экскурсовода доносился, словно сквозь толщу воды.

- Барон оставил после себя весьма странное завещание, - продолжала она. - В течение 100 лет после его смерти никто не имеет права проживать в этом доме. Никто не имеет права прикасаться к его вещам, даже по участку ходить запрещается.

Жгучий песок слепил глаза, забивал рот и ноздри, - я задыхался. Меня куда-то потащили под торжествующие вопли жреца и улюлюканье толпы рабов.

И вот Вы видите, - я снова услышал невозмутимый голос экскурсовода, - дом окружен колючей проволокой. Он разрушается. Это необратимый процесс. Через сто лет от него ничего не останется.

Сволочь, - барон, - подумал я, - другим бы людям дал пожить нормально.

В этот момент я получил довольно ощутимый удар рукояткой бича по шее. Напрягая зрение, я увидел, что нахожусь в какой-то затхлой пещере. Передо мной сидел жрец в окружении надсмотрщиков. Полоска света, проникавшая через круглое отверстие, вырубленное в потолке, освещало его каменное лицо. А его неподвижный, немигающий взгляд словно пронизывал душу.

- Ну вот, мы и приехали, - услышал я голос экскурсовода.

Лицо жреца стало расплываться, а потом и вовсе исчезло.

Гостиница «Чары Немезиды» оказалась довольно обшарпанной. В фойе висели выцветшие коврики и папирусы. Медный бюст Нефертити нелепо выделялся на фоне поблекшей восточной мишуры.

Сонный египтянин, сидевший за конторкой, забрал наши паспорта, раздал всем ключи и снова погрузился в послеобеденную дремоту.

- Какая завтра программа? - спросил я голубоглазую девушку-гида.

- В девять часов едем на экскурсию в каирский Национальный музей. В час дня - обед. После этого знакомимся с бытом древних египтян и технологией изготовления папирусов на острове доктора Рагаба.

- Позвольте, - удивленно спросил я. - Какие папирусы? У нас в плане поездка на пирамиды. - Не так ли?

- Да, но, к сожалению, поездка на пирамиды состоится послезавтра. Приношу извинения, - сказала девушка.

Поднявшись в номер, я решил, что сам поеду на пирамиды, а в музей схожу в другой раз.

Кроме того, посещение острова Рагаба меня не прельщало.

Друзья, побывавшие в Египте незадолго до моей поездки, говорили, что затея с папирусами и древнеегипетским бытом была рассчитана на неискушенных туристов.

Вечером я позвонил экскурсоводу и сказал, что в музей я не поеду.

- Надо выспаться, - подумал я. - Лучше поехать к пирамидам на рассвете, когда лучи раннего солнца окрашивают их в розоватые тона, и все вокруг излучает покой и безмятежность. В это время можно побродить вокруг пирамид и сфинкса в полном одиночестве.

Я позвонил портье и попросил разбудить меня в пять часов утра.

Ночью мне снился Верховный жрец. Он злобно скалился и грозил мне кулаком.

Проснувшись, я взглянул на часы. Восемь утра. Проклятый портье так и не разбудил меня.

Я открыл окно и выглянул на улицу.

Торговцы везли тележки с овощами и зеленью. Слышались чьи-то возгласы и гортанная арабская речь. Город проснулся. Мне надо было спешить.

Я быстро оделся и вышел.

Через несколько минут я мчался в такси, предвкушая зрелище, которое занимало мое воображение многие годы.

Но вот перед глазами появилась Пирамида Хеопса. Своей громадой она заслонила горизонт.

Я смотрел на нее, как зачарованный, и даже не заметил, что машина остановилась.

- Все, приехали, мистер, - голос водителя вернул меня к действительности. - Дальше дороги нет.

Расплатившись, я направился по аллее к пирамидам.

Сувенирные лавки уже были открыты. Продавцы вывешивали разноцветные платки, ярко вышитые галабеи, ожерелья из кораллов и нефрита.

На столиках были выставлены фигурки древнеегипетских богов, скарабеи, амулеты в виде глаз, кальяны, сверкающие кувшины и тарелки из чеканной меди.

- Эй, мистер, - кричали мне вслед продавцы. – Заходи! За просмотр денег не берут.

- Может быть, доллары поменять хочешь? - По отличному курсу! – кричали мне из других лавок.

Но вскоре я очутился у подножия пирамид. Передо мной расстилалось плато, и гигантский силуэт Хеопса уже не заслонял собой пирамиды Хефрена и Микерина.

Вход на плато закрывал шлагбаум. Рядом стояло несколько арабов в засаленных галабеях. Оживленно жестикулируя, они переговаривались между собой.

Увидев меня, арабы прервали обсуждение насущных вопросов и умолкли. От них отделился субъект жуликоватого вида в пиджаке, наброшенном поверх галабеи. Он подошел ко мне. Его глаза воровато забегали.

- Послушай, мистер, - заговорил он довольно бегло по-английски, - здесь туристам без сопровождения ходить не рекомендуется. А то ведь разные случаи бывают: Один американец полез на пирамиду, а потом сорвался и разбился насмерть. Другой провалился в яму и его засыпало песком. А я - официальный гид. Знаю все вокруг, как свои пять пальцев.

Я ответил, что не нуждаюсь в услугах гидов. В свое время я прочитал о пирамидах практически все, что было написано.

- Хорошо, - сказал субъект, и его лицо слегка скривилось, - тогда могу предложить тебе прокатиться на верблюде, осле или лошади вокруг пирамид. - И недорого, мистер!

Не увидев одобрения на моем лице, он сбавил тон и перешел на заговорщический шепот. – Послушай, мистер, здесь недавно одну гробницу откопали, - принцессы Ти из шестой династии.

- А там, - показал он куда-то вдаль и при этих словах едва не задохнулся, - нашли настоящую мумию. - Она там до сих пор и лежит. - Может быть, сходим, - посмотрим? - И на его лице появилось страдальческое выражение.

- Как-нибудь в следующий раз, - сказал я, и хлопнув его по плечу, пошел дальше.

Я шел, смотрел на пирамиды и думал о том, каким священным страхом наполнялись сердца древних египтян при виде этих исполинов на рассвете, когда их грани, покрытые отполированным известняком, сверкали в лучах восходящего солнца.

Мои размышления были внезапно прерваны громким лошадиным всхрапом, - буквально в полуметре ухмыляющийся араб осаживал вздыбленную лошадь. Я уже видел его нахальную физиономию в компании "официального гида".

- Эй, мистер, - весело закричал он, - всего 100 фунтов и катайся хоть до вечера!

Я пытался уйти, но навязчивый араб не давал мне проходу, - шестьдесят фунтов, - сорок фунтов, - выкрикивал он.

Вскоре он ускакал, - впереди появилась большая группа туристов, - они шли по направлению к Сфинксу.

Не успел я пройти и двух шагов, как наткнулся на другого араба, но уже с верблюдом, которого он вел за уздцы.

- Всего тридцать фунтов, - мистер, - тридцать фунтов, - закричал он радостным голосом.

В древности пирамиды были отполированы

Я ускорил шаг. Но араб не отставал, - он буквально наступал мне на пятки, а его верблюд дышал мне в затылок. Я был вынужден спасаться бегством.

- Двадцать фунтов, пятнадцать фунтов, мистер, - доносились крики.- Недовольный верблюд издал громогласный рев.1

-Хорошо, хоть не плюется, - с облегчением подумал я и поспешил укрыться в развалинах храма, чтобы отдышаться и прийти в себя.

Уединение было непродолжительным. Лежавшая рядом куча тряпья зашевелилась, и оттуда вылез нищий отвратительной наружности. Он обдал меня зловонным дыханием и зашептал: "Бакшиш, мистер, бакшиш".2

Я бросил ему несколько десятков пиастров, выбрался из развалин и сразу же очутился среди нахальных и развязных подростков. Они паясничали, хватали меня за руки и канючили, - Давай мани, мистер, - мани. - Гони деньги!

Я с трудом отбился от несовершеннолетних вымогателей и подумал, - отойду подальше. Вернусь, когда появятся толпы туристов. Возможно, они отвлекут внимание местных приставал и погонщиков.

Я обогнул справа пирамиду Хеопса и наткнулся на табличку с надписью: Caution. Excavations are in progress.3 Я не придал особого значения этому предупреждению и пошел дальше. По мере моего продвижения песок становился все более рыхлым и рассыпчатым.

1.- Иногда погонщики заставляют своих верблюдов издавать душераздирающие вопли, чтобы выманить у туристов побольше денег (прим. автора).

2.- Мелкое денежное подаяние (араб.).

3.- Осторожно, идут раскопки (англ.)

Внезапно я почувствовал, что падаю. Мне показалось, что земля словно разверзлась у меня под ногами.

- Заживо погребенный, - мелькнула мысль.

Неведомо откуда выплыло лицо жреца. В неверном свете факела оно выглядело еще более зловещим, - впечатление усиливалось тремя кровавыми полосами на лбу.

Жрец медленно подошел ко мне, занес над головой длинный кинжал с волнистым лезвием и полоснул меня по горлу. Удивительно, но ничего, кроме легкого покалывания, я не почувствовал. По телу разлилась приятная истома, ноги стали ватными, и я погрузился в темноту.

От яркого света слепило глаза. Я увидел людей в светлых одеждах. Их лица показались мне прекрасными.

- Наверно, - это ангелы, - подумал я. Один из ангелов дал мне понюхать тампон, пропитанной едкой жидкостью, и я снова провалился в черную бездну.

Очнувшись, я обнаружил, что лежу на больничной койке под капельницей. К изголовью был приделан пульт с множеством разных кнопочек и сверкающих трубок. Голова и шея были перевязаны.

Дверь распахнулась, и в палату вошла седая женщина в белоснежном халате. Ее сопровождали две молоденькие медсестры.

Они подошли ко мне. Одна из медсестер раскрыла блокнот и стала что-то быстро записывать. Врач говорила по-английски. До меня долетали обрывки фраз : “Probably slight head concussion, throat cut of unknown origin.”.1

Увидев, что я пришел в себя, врач заговорила со мной под шепот

1 – Вероятно, легкое сотрясение мозга, порез на горле неизвестного происхождения

медсестер: I am doctor Brown. You are in the American hospital. You have

stayed unconscious for 2 days after an operation. L:uckily, your throat wound did not affect any vital arteries. You`ve lost some blood. I have prescribed an effective recovery course for you . Hope, you will be soon on your feet again.-1

После этого врач удалилась. Одна из сестер проверила мой пульс и измерила температуру. Другая заменила капельницу и поправила постель.

Оставшись один, я долго ломал голову, что же со мной произошло на самом деле. Ведь жрецы с волнистыми кинжалами – всего лишь химеры, вызванные игрой воображения. Они существуют в мире фантазий и снов. Но откуда взялся этот загадочный порез на горле? Не легче спросить обо всем врача? На пульте была кнопка красного цвета с надписью: Call the doctor. . На вызов явилась медсестра. Она объяснила на ломаном английском, что доктор Браун уже ушла и будет завтра к часу дня. Я остался наедине со своими догадками.

Утром медсестры заменили мне повязку, измерили температуру и сделали

прививки.

Через некоторое время в палату вошла голубоглазая девушка-гид, встречавшая нашу группу в каирском аэропорту.

- Вы просто провалились в яму, выкопанную археологами, - ответила она на мучивший меня вопрос. - А поранились, скорее всего, об острый камень или кусок арматуры. Вообще-то, Вам туда не следовало ходить. Там есть и таблички с надписями. Вы что, по-английски не читаете? Вам повезло, что

1 – Я – доктор Браун. Вы находитесь в американском госпитале. К счастью, рана на горле не задела жизненно важные артерии. Вам назначен эффективный курс лечения. Надеюсь, Вы скоро поправитесь

вас заметили погонщики. Иначе могли бы погибнуть от потери крови или удушья. Ну, все, пока, выздоравливайте. Я к Вам завтра загляну.

Но на следующий день она пришла в сопровождении египтянина необъятных размеров. У него был очень недовольный вид.

- Это мистер Салех, представитель администрации, - представила она египтянина.

- Тут, знаете ли, возникла проблема с вашей страховкой. В полисе неверно указали ваше имя и год рождения. – сказала девушка. - Местный агент отказывается оплачивать чек, выписанный американским госпиталем. А мистер Салех требует, чтобы Вы заплатили за операцию. У вас есть пять тысяч долларов? Можно оплатить наличными или кредитной карточкой. В Москве Вам, скорее всего, возместят эту сумму.

Я сказал, что у меня нет таких денег и, вообще, я не собирался проваливаться в ямы, выкопанные археологами. Но что касается страховых полисов, то это, с моей точки зрения – ошибка агентства. Пусть сами исправляют эту ошибку.

На другой день та же самая история. Снова перед мной стоит экскурсовод в сопровождении тучного мистера Салеха. Египтянин с пылом говорит, девушка его переводит. Хирургам не заплатили, они вообще теперь отказываются оперировать, так что на карту поставлена жизнь других пациентов.

- Наверно, меня отсюда выпишут прямо в долговую тюрьму, - ехидно полюбопытствовал я. – Интересно, а насколько ужасны египетские тюрьмы? Вы не знаете? Там есть элементарные удобства? Сможет ли консульство внести залог? - спросил я экскурсовода.

Через два дня вопрос со страховкой был решен. А через три дня меня выписали из больницы.

Меня снова привезли в гостиницу «Чары Немезиды». Те же самые поблекшие папирусы на стенах, сонный египтянин за конторкой, и медный бюст Нефертити на облупленном постаменте. И тот же самый номер.

Моя группа улетела в Хургаду. А мне надо было дожидаться ближайшего рейса в Москву. Я думал лишь о том, чтобы поскорее улететь домой. У меня кружилась голова. Я постоянно чувствовал слабость. Моей единственной отрадой было ощущение того, что весь кошмар остался позади.

Вечером в номере раздался телефонный звонок. Я взял трубку и услышал голос девушки-экскурсовода.

- Из-за плохой погоды в Москве отменили несколько рейсов. – Сказала она. - Аэропорт переполнен. Вы сможете улететь через два дня. Кстати, завтра экскурсия на пирамиды. Вы ведь так их толком и не посмотрели. Сбор в холле гостиницы в девять утра. Вас записывать?

Мне захотелось нагрубить ей, сказать что-нибудь неприятное, но я сдержался.

- Я лучше схожу в каирский музей, - сказал я и повесил трубку.

А ночью снова явился Верховный Жрец. На этот раз у него в руке был массивный кованый жезл, увенчанный человеческим черепом. Жрец исполнил исступленный ритуальный танец. После этого он подошел ко мне и медленно поднес к лицу жезл. Я увидел свое отражение. Жрец расхохотался и исчез.

С тех пор он мне больше не снится. Но иногда я ощущаю смутную тревогу, и леденящий страх закрадывается в душу. А вдруг он снова появится?

 Январь 1996

<алексей болдырев>

Обсуждение этого рассказа
Каталог отелей Египта
Обсуждение отелей и отдыха в Египте

 
Copyright © 2001 EgyptClub.ru    





  Фотографии с отдыха

Глубины, запрещенные Юргеном
Глубины, запрещенные Юргеном

1001 ночь
1001 ночь

Другие фотографии ...
 




Главная Фотографии Форумы О Египте Погода Курорты Рассказы Карта сайта Поиск

Copyright © 2001 EgyptClub.ru
Поддержка сайта – yart.biz

Карта сайта | Контактная информация
Rambler's Top1op100 Rambler's Top100